Гоголь Николай Васильевич
 VelChel.ru 
Биография
Хронология
Галерея
Семья
Герб рода Гоголей
Памятники Гоголю
Афоризмы Гоголя
Ревизор
Миргород
Мертвые души
Повести
Пьесы
Поэзия
Публицистика
  · Несколько слов о Пушкине
  · Женщина
  · Петербургские записки 1836 года
  · Борис Годунов. Поэма Пушкина
  · О поэзии Козлова
· О движении журнальной литературы в 1834 и 1835 году
  · Статьи из «Арабесок»
О творчестве
Об авторе
Оглавление
Ссылки
 
Гоголь Николай Васильевич

Публицистика » О движении журнальной литературы в 1834 и 1835 году

Примечания

Статья была задумана и написана для первого тома «Современника», где и появилась без подписи автора. Время работы Гоголя над ней определяется упоминанием в черновом тексте объявления о журнале (напечатанного в «Северной пчеле» 1836 г., 3 февраля) и цензурным разрешением «Современника» — 31 марта 1836 г. Ко времени работы над статьей относится записка Гоголя Пушкину, условно датируемая 15 марта 1836 г.: «Посылаю вам Утро чиновника. Отправьте ее, если можно, сегодня же или завтра поутру к цензору, потому что он может ее <взять> в Ценз. комитет вместе с Коляскою, ибо завтра утром заседание. Да возьмите из типографии статью о журнальной литературе. Мы с вами пребезалаберные люди и позабыли, что туды нужно включить многое из остающегося у меня хвоста. Я прошу сделать так, чтоб эта сцена шла вперед, а за ней уже о литературе». Заседание Цензурного комитета, на котором происходило обсуждение «Коляски», состоялось 3 марта, а потому, может быть, настоящую записку правильнее датировать 2 марта 1836 г. (так это сделано в т. XI наст. изд., стр. 36). Рассмотрение сцены «Утро делового человека» задержалось (на заседании 3 марта сцена не рассматривалась), и этим, быть может, объясняется, что в С статья «О движении журнальной литературы» напечатана непосредственно перед «Утром делового человека». Можно думать, что статья писалась преимущественно в феврале.

Первоначально Гоголь задумывал обозрение журналов только за 1835 г. по обычаю литературных обозрений, появлявшихся в новогодних альманахах и первых номерах журналов. Но вскоре определилась основная тема — критическое рассмотрение журнала «Библиотека для чтения». Об этом косвенно говорят слова чернового текста: «Истинное намерение мое было представить только движение ее (журнальной литературы) за прошлый год; но так как причины всего этого движения заключены еще в 1834 году, то необходимо бросить взгляд на оба эти года». «Библиотека для чтения» основана в 1834 г. В ее основании Гоголь и видел названную им причину.

Повидимому, и план статьи и основные ее положения задуманы не без участия Пушкина. Во всяком случае Пушкин имел возможность основательно ознакомиться с этой статьей до сдачи ее в печать. Но весьма вероятно, что Пушкин не видел корректурных листов, где напечатана статья, и последняя правка происходила уже в его отсутствие. Тем не менее основные изменения, какие мы замечаем при сличении чернового текста с печатным, сделаны, конечно, по указанию Пушкина. Н. С. Тихонравов сообщал: «М. П. Погодин передавал мне, в 1853 году, что Пушкин сообщал ему о невозможности напечатать некоторые, очень игривые выражения в статье "о журнальной литературе". В рукописном тексте статьи уцелели некоторые из этих выражений» (Соч. Гоголя, 10-е изд., т. 5, стр. 651, сноска). Действительно, подобные места легко обнаружить при сличении чернового текста с печатным.

Характеризуя в статье «Библиотеку для чтения», Гоголь подвергает резкой критике беспринципность и редакторский произвол О. И. Сенковского, касаясь, в частности, следующих фактов:

[1] Большая статья о сагах. Статья эта напечатана за собственной подписью О. Сенковского в т. I «Библиотеки для чтения» 1834 г. в отделе «Науки и художества», стр. 1—77.

[2] «...поставил Кукольника наряду с Гёте». Это Сенковский сделал в своей статье под псевдонимом «Тютюнджю-Оглу» о драме Кукольника «Торквато Тассо». Особенно приводил в восторг критика последний акт драмы. Он писал: «...всякий из нас смело может возгордиться таким блистательным явлением в русской словесности, как Кукольник.... Этот последний акт приносит величайшую честь поэтическим дарованиям юного нашего Гёте» («Библиотека для чтения», т. I, отдел Критики, стр. 29). В дальнейшем Сенковский охладел к творчеству Кукольника. В черновом тексте статьи Гоголь вскрывает направленность памфлетного выпада Сенковского по адресу захваленного им Кукольника: «...спустя несколько времени он же в разборе "Притчей" Круммахера объявил, что он это так сказал, лишь бы только потому, что вздумалось поднять такого-то автора». О притчах Круммахера была помещена рецензия в т. XI «Библиотеки для чтения» (август 1835 г.). Здесь рецензент предлагает несколько притчей своего сочинения. В одной из них читаем: «Один веселый и пречудный человек, который в нужде мог собрать ума в голове своей на три страницы, сидя раз после обеда у своего письменного стола, от нечего делать вздумал, как подадут кофе, сделать колоссальную репутацию первому плохому стихотворцу, какой пройдет мимо его дома, чтоб увидеть, что из этого выйдет» (стр. 31—32). В дальнейших притчах сообщается о печальной судьбе стихотворца, возомнившего себя гением.

[3] «...Вальтер Скотт назван шарлатаном». В томе II журнала 1834 г. Сенковский поместил за подписью «О. О........О!» статью по поводу романа Булгарина «Мазепа». Здесь говорилось о происхождении исторического романа: «Один умный человек, одаренный необыкновенно сильным дарованием и еще сильнейшею страстию изумлять людей, стал писать стихи новым, необычайным размером, и увлек за собою толпы подражателей. Он не имел истинного поэтического гения, и подражатели легко под него подделались. Видя упадок своей стихотворной славы, он кинулся в другую сторону, к другому насильственному средству славы, или попросту шарлатанству, и сделал искусственную смесь истины и вымысла, слитых так удачно, что нельзя было узнать в целом — истина ли это, или вымысел». Слова эти, как явствует из дальнейшего, относятся к Вальтеру Скотту. Эта оценка вызвала многочисленные возражения.

[4] «...дело о двух местоимениях: сей и оный». Сенковский, постоянно ратовавший против употребления канцелярских выражений в литературе, особенно нападал на слова «сей» и «оный». В томе VIII журнала (январь 1835 г.) в отделе «Литературная летопись» он поместил за подписью «Барон Брамбеус» «Резолюцию на челобитную сего, оного, такового, коего, вышеупомянутого, вышереченного, нижеследующего, ибо, а потому, поелику, якобы и других причастных к оной челобитной по делу об изгнании оных, без суда и следствия, из русского языка». Эта «резолюция» в свое время вызвала обмен мнений в журналах по поводу употребления канцеляризмов в литературном языке. Гоголь сравнивает пропаганду Сенковского с деятельностью Тредиаковского и Каченовского («один профессор»), который применял на страницах «Вестника Европы» особую орфографию с обильным употреблением букв «і» и «ѵ» в словах греческого происхождения.

Меньше внимания Гоголь уделил изданиям Булгарина и Греча («Северная пчела», «Сын отечества»). Общественное мнение по отношению к этим изданиям, как и вообще ко всей деятельности Булгарина, в достаточной степени определилось. Немного места уделено также Воейкову и редактировавшимся им «Литературным прибавлениям к Русскому инвалиду». Упоминается Воейков главным образом потому, что отмечал противоречия «Библиотеки для чтения». О «Телескопе» Н. Надеждина говорится лишь в связи с полемикой этого журнала против «Библиотеки для чтения».

Подробнее останавливается Гоголь на журнале «Московский наблюдатель», основанном в 1835 г. Приблизительно в те же дни против этого журнала выступил Белинский. Оценки, данные Гоголем и Белинским, как это отмечал и Белинский, в общем совпадают; но статья Гоголя значительно мягче, в частности по отношению к С. Шевыреву. Участников «Московского наблюдателя» Пушкин и Гоголь считали своими союзниками, а потому на страницах «Современника» и не могло быть резкой критики журнала. Кроме того, и здесь внимание Гоголя привлекает главным образом полемика, какая велась в «Московском наблюдателе» со статьями Сенковского в «Библиотеке для чтения». Гоголь также упоминает статью С. Шевырева «Словесность и торговля», которою открывалась первая книга нового журнала. Отмечает Гоголь и статью за подписью П-щ-ва (Н. И. Павлищева) «Брамбеус и юная словесность» (т. 2, стр. 442 и сл., 599 и сл.), являющуюся разбором статьи Сенковского того же названия («Библиотека для чтения» 1834, т. III. стр. 33—60).

Статья Гоголя обратила на себя общее внимание. Белинский в отзыве о первом томе «Современника» писал: «Но самые интересные статьи — это "О движении журнальной литературы в 1834 и 1835 гг." и "Новые книги": в них видны дух и направление нового журнала». В рецензии на вторую книгу «Современника» Белинский снова вспомнил статью Гоголя и определил ее так: «Резкий и благородный тон этой статьи, смелые и беспристрастные отзывы о наших журналах, верный взгляд на журнальное дело».

Статья Гоголя была принята как программа журнала и вызвала недоброжелательное отношение к «Современнику» со стороны Сенковского и Булгарина, наиболее задетых Гоголем. Пушкин считал свой журнал недостаточно окрепшим, чтобы вести полемику, и потому, чтобы ослабить впечатление от статьи Гоголя, поместил в третьем томе журнала «Письмо к издателю», подписанное буквами А. Б. и якобы присланное тверским читателем «современника». В этом письме, принадлежащем перу самого Пушкина, в форме критических замечаний на статью Гоголя, в защиту Сенковского, Пушкин по существу не отверг ни одного серьезного обвинения статьи Гоголя и даже подчеркнул, что задача Сенковского — в угождении публике. К письму присоединено было заявление от издателя: «С удовольствием помещая здесь письмо г. А. Б., нахожусь в необходимости дать моим читателям некоторые объяснения. Статья О движении журнальной литературы напечатана в моем журнале, но из сего еще не следует, чтобы все мнения, в ней выраженные с такою юношескою живостию и прямодушием, были совершенно сходны с моими собственными. Во всяком случае она не есть и не могла быть программою „Современника“».

Страница :    << 1 2 3 4 [5] > >
 
 
   © Copyright © 2022 Великие Люди  -  Николай Васильевич Гоголь